Хабаровск. Мостик через бездну

Хабаровск. Мостик через бездну

О новом спектакле Хабаровского ТЮЗа писать и легко и трудно. Потому что «Дневник 12-летнего», пьеса, в которой подросток из Ростова-на-Дону Андрюша Руденко описывает перипетии переходного возраста, для режиссера Константина Кучикина - это только повод начать игру. Куда заведет эта игра, и что персонажи станут делать в следующую минуту, зритель может только догадываться. Актеры, похоже, тоже. Импровизация - одна из составляющих нового спектакля. К тому же режиссер дополнил пьесу дневниками других подростков, хабаровчанина Димы Калинина и Юли Ермаковой из Благовещенска, а также исполнителей ролей «взрослых» - актеров Галины Бабуриной и Александра Зверева. Даже переписка с подругой детства, по счастливой случайности сохранившаяся у Г. Бабуриной (в подлинности писем сомневаться не приходится, ибо, отсканированные и размноженные на принтере листочки с наивными девчоночьими тайнами и «страстями» во время спектакля гуляют по рядам), брошена в костер творчества, которому суждено запылать в финале спектакля (камера Виталия Ильченко). Актеры не только озвучивают собственные дневники, они по ходу действия перевоплощаются то в родителей мальчика, то во Франца Кафку и его возлюбленную Фелицию Бауэр: отрывки из переписки этих двоих, вкупе с дневниковыми откровениями писателя также нашли свое место в спектакле, широко раздвинув рамки предлагаемых обстоятельств пьесы. При этом сюжет посажен на жесткий каркас и продуман до последней мелочи.

Кто-то возразит, что на подобные публичные откровения о своей личной жизни, пусть даже детской, не всякий человек решится. Разумеется, если он не знаменитый писатель Кафка. Детство, несмотря на то, что его принято называть счастливой порой жизни (и это так и есть) - сложная ситуация, в которую попадает маленький человек. Когда ты одинок перед жизнью и некому рассказать все, что происходит в душе, ибо взрослые не поймут или поймут не так, только дневнику и можно довериться. Дневник - это друг, крепость, из которой порой нет выхода.

Но если артисты безоговорочно поверили в идею, предложенную режиссером, если им удается выразить наболевшее в том или ином образе, строке, звуке, то оно избывается, уходит, освобождая место для новой темы и роли. А это дорогого стоит.

Действие, которое разыгрывают в ТЮЗе, решено главным художником театра Павлом Оглуздиным в двух пространствах: на сцене царят дети, на балконе - актеры и зрители. То есть спектакль в буквальном смысле происходит «на носу» у публики. Зрительный зал, в который сбрасывают отыгранный реквизит, через который кричат, стараясь быть услышанными обезумевшие родители, зияет между ними огромной темной ямой. Видео (Олег Дымнов) приближает к нам лица исполнителей, зритель в любой момент может проследить за малейшим движением их глаз, но на самом деле взрослые и дети на разных берегах и не слышат друг друга. Не умеют? Или не хотят?

Вообще по мере того, как в игру включаются взрослые, подростки отступают на второй план. И это не просчет режиссуры, а, скорей, черта из области парадоксов нашей жизни, в которой мы много говорим о спасении детей, но мало чем умеем помочь в конкретной ситуации. Но театр не ставит цели обличить одних или пролить слезы умиления над другими, он вообще не выносит каких-либо оценок, просто поворачивает их лицом друг к другу. Воссоздавая на сцене время, которое сформировало взрослых, спектакль отвечает на вечный вопль подростков всех времен: почему самые близкие и любящие люди, родители, в стремлении оградить неокрепшие души своих драгоценных чад от целого сонмища врагов, бывают так слепы и недальновидны? Спектакль своими выразительными средствами выстраивает мостик над бездной отчуждения отцов и детей. В финале дети и взрослые обретут друг друга и сойдутся вместе на сцене - картинка, напоминающая пасхальную идиллию, редкость в реальной жизни, хотя, конечно, случается...

«Дневник 12-летнего» в театре репетировали долго. Кто-то сетует, что чересчур долго. Но художественный руководитель ТЮЗа Константин Кучикин, который узнаваем и в то же время в каждом новом спектакле другой, менее всего думает о коммерческой стороне процесса (в зале, точнее, на балконе, чуть больше 20 человек зрителей). А что до длительности репетиционного периода, то это скорее плюс. Актеры настолько погружены в обстоятельства пьесы, настолько сумели обжить предлагаемое пространство, что их существование в спектакле мало сказать органично, оно виртуозно, хотя не могу поверить, что им так уж комфортно обитать в тесноте среди кресел балкона.

Актриса Галина Бабурина, перевоплощаясь с помощью удачно выставленного света (Юрий Тарасов) то в одну, то в другую героиню, меняя шляпы, платья, украшения (художник по костюмам Наталья Сыздыкова), преображается удивительно. Нежная, вздорная, суетная, неземная - она сама женственность. Ее партнер Александр Зверев не только нашел свою тему, он довольно успешно ее воплощает, при этом не теряя иронии и того взгляда легкого остранения, как если бы он рассказывал о своем персонаже, наблюдая его со стороны. Впрочем, игра - ключевое слово и одно из условий «Дневника», предложенное режиссером. Отсюда удовольствие, которое актеры получают от спектакля (игры), оно дарует свободу и уверенность, а такое всегда находит отклик в зале. Что касается юных исполнителей, то кроме Сережи Быченко, который убедительно читает дневники ростовского школьника, в спектакле потрясающе органично существует еще один ребенок - Вася Колтунов. Предоставленный самому себе, без единого слова, он самозабвенно живет в своем замкнутом мирке, такой узнаваемо неприкаянный и привычно одинокий, что сжимается сердце.

Светлана Фурсова

"Страстной бульвар"

Выпуск № 1-181/2015В России

9.01.2016