Журнал "Словесница искусств", № 29 2012 г. «Другое солнце. Способы перевода японских хокку». Авторский проект театра юного зрителя

Какие ассоциации вызывает театральная программка в форме папиросной пачки, напоминающей «Север», один из брендов советской эпохи, крепко засевший в памяти. Еще почему-то замкнутое пространство, обнесенное колючей проволокой — тоже из нашего прошлого. А что на самом деле внутри картонной коробки? Что происходит по ту сторону белого экрана, пока зритель пробирается к своим местам по винтовой лестнице, которая прежде предназначалась только для актеров, поскольку ведет прямиком на сцену? Здесь, собственно, и устроен зрительный зал, а там, где он был прежде (действие происходит на Новой сцене ТЮЗа), по кругу движутся тени, доносятся голоса. И разговор вроде бы ни о чем. Чай в стакане, позвякивание ложечки. «Возвысь свое сердце и вернись к обыденному».

Оказаться по ту сторону сцены — все равно что попасть в Зазеркалье и оттуда наблюдать за реальной жизнью. История, которую рассказывают актеры, абсолютно правдивая и наверняка не единичная. Любовь русской женщины и японского военнопленного, невозможность быть вместе и надежда, которая дает силы жить и ждать. Вокруг этого сюжета закручивается множество других — смешных и грустных, иногда страшноватых, временами странных.

Лирические фарсы из жизни русской глубинки. Так в программке обозначен жанр спектакля «Другое солнце». Идея и постановка Яны Туминой — санкт-петербургской актрисы, режиссера, педагога. В свое время она закончила экспериментальную школу З. Я. Корогодского, затем Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства, где по окончании аспирантуры стала преподавать актерское мастерство. С 17 лет Яна Тумина работала в мастерской драматического актера, предмета и куклы, в театре «ДаНет» Б. Понизовского, как актриса и соавтор участвовала почти во всех постановках и театральных опытах русского инженерного театра «АХЕ». Здесь же она поставила спектакли «Фауст в кубе. 2360 слов», «Гобо. Цифровой глоссарий», «Дабл Каспер», «Середина черного», отмеченные престижными европейскими премиями.

Короткие истории о войне, разлуке, одиночестве сходятся в одну точку на шумной свадьбе. Новобрачным дарят гречку и Пушкина, который, как известно, «наше все», а стол сколочен из грубых досок с нацарапанными номерами отрядов — и сразу понятно, где это происходит. Возможно, такой была свадьба Нины. Много лет назад, там, где по периметру колючая проволока.

И снова звякает ложечка в стакане. Спокойные голоса. Читают хокку. Риоко Арикава — на японском. Евгения Фасулаки — на русском. Отстраненно, словно происходящее не имеет к ним никакого отношения. Все верно. Авторы спектакля сознательно избегают прямого посыла к Японии. Только едва уловимые штрихи. Картинка на заднем плане — иллюзорная и реальная одновременно. Игрушечный сад камней, за которым всю свою жизнь ухаживает Нина. Иногда в этот сад приходит усталый солдат в поношенной форме. В какой-то момент существующее на самом деле и придуманное, кукольное, соприкасаются, и солдат оказывается в ладонях Нины. Любовь все терпит и никогда не перестает.

Авторские куклы художника Павла Оглуздина — девушка в кимоно, солдат, старая женщина — персонажи спектакля, но уже из иной плоскости. В сложноорганизованном пространстве «Другого солнца» их великое множество, и подобно шаманским зеркалам они отражают прошлое и будущее. А здесь, в настоящем, авторы постановки, а вместе с ними и зритель, который непроизвольно становится соавтором, пытаются найти способы переводов классических японских трехстиший. И при этом каждый использует свой собственный подстрочник. Потому что речь о вещах общечеловеческих, наднациональных. А хокку — только форма.

В одном из своих интервью Яна Тумина сказала, что в театре для нее очень важна искренность, именно это и делает его живым. Театр становится местом, где возможен разговор с миром. Что и происходит во время спектакля «Другое солнце».

Елена ГЛЕБОВА